• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: писательское (список заголовков)
10:30 

Бумага VS электронные книги

Вот уже два года мои верные спутники в поездках и на отдыхе — электронные книги. Сначала у меня был крошечный КПК, читать с которого было не слишком удобно, но это компенсировалось малыми размерами: он помещался в кармашек сумочки рядом с мобильником. Потом на день рождения мне подарили миниатюрную е-книгу на технологиях e-ink, и вот тут-то я поняла, что такое счастье. Легкая, почти невесомая, размерами и весом с любовный роман в мягкой обложке, она тут же стала моим фаворитом. От нее устают глаза не более, чем от обычной книги, потому что ее экран имеет полное сходство с книжным листом, разве что не белым, а светло-бежевым. Подсветки нет, а значит, и глазам приходится меньше напрягаться. Завершая разговор о ее чудесных преимуществах, добавлю, что одной часовой зарядки данного девайса хватает на несколько недель ежедневного использования — против нескольких часов работы того же кпк или какого-нибудь айпада.

Передо мной открылся удивительный мир книг, достать которые в наших книжных магазинах представляется совершенно нереальным. Например, я нежно люблю советские производственные романы, а также книги о революции, НЭПе, о советских семьях и т.п. Так вот, в интернете можно найти почти любую из них! Правда, в данном посте я предпочту избежать разговора о пиратстве и пиратских копиях — это, пожалуй, тема для отдельного поста.

Издательский бизнес переживает в России не лучшие времена. Ассортимент книг весьма велик, однако лишь единицы из тысяч достигают тиража большего, нежели пять-десять тысяч. Стоимость каждого томика задрана до небес. Я была шокирована, когда увидела трилогию Марининой «Благие намерения» по цене в двести рублей за книжечки в мягких обложках. Итого мне предлагалось купить трилогию за восемь сотен (последняя книга была разбита на две). И стоит учесть, что наши мягкие обложки не чета западным. Там это полноценное издание, с прекрасной ламинированной обложкой, хорошей бумагой и отличным скреплением страниц. Наши издания отличаются тем, что уже после первого прочтения страницы начинают выпадать, а обложка безобразно заламывается в уголках, стоит ее один раз пронести куда-то в сумке.

Полагаю, постепенно не только продвинутые молодые люди, но и большая часть жителей больших городов перейдет в разряд читателей электронных книг. Книжные магазины будущего целиком перейдут в интернет. Однако издательства сопротивляются данной тенденции. Недавно мне довелось наблюдать занятную вещичку в продаже: красиво упакованную флешку, на которой находилось полное собрание сочинений Пушкина. Упаковка для нее выглядела подобно тонкой книжицы, ее предлагалось поставить на полку. Вот только зачем? Несуразность подобной покупки довела меня до смеха. Уж если ты являешься тонким ценителем бумажной литературы, купи себе полное собрание сочинений во многих томах, с солидным золотым обрезом, с прекрасным переплетом. Кому предназначена безделушка в виде флэшки? Неясно.

Еще недавно, раздумывая о судьбе бумажных книг, я пришла к выводу, что останутся только шикарные подарочные издания, предназначенные скорее для украшения интерьера, нежели для листания: альбомы с гравюрами и картинами, географические атласы и, быть может, дешевенькие книги самого дрянного пошиба, предназначенные для чтения там, где нет условий для чтения обычной электронной книги (например, в походе, где сыро, грязно, подчас жарко — в общем, неподходяще для нежной электронной начинки). Однако с развитием айпадов мне все чаще приходит в голову мысль, что все подарочные атласы мог бы заменить хороший аппарат, достаточно большой, например, формата А3, куда можно было бы залить несколько терабайтов всех атласов мира высочайшего разрешения. Более того, интерактивность, свойственная этому гаджету, предоставляет читателю гораздо больше обычной книги. Возьмем тот же географический атлас: в новом, электронном формате он мог бы предстать перед читателем не просто картой мира, а подробным, а главное, обновляем через интернет справочникам по народам, населяющим ту или иную местность, или же погоде, которая там царит прямо в данную минуту, а также видами, поставляемыми через веб-камеры настоящего времени и многое, многое другое. Аналогичный спектр услуг можно придумать по любому художественному атласу: читатель мог бы ознакомиться не только с картинами художника, но и материалами из википедии.

В скором времени, уверена, цифровая дистрибуция книг будет править бал в сфере издательского бизнеса, и та компания, которая первая предоставит полноценный сервис, подобный тому, что ныне предоставляет Amazon, окажется на коне.

@темы: обзор, писательское

11:19 

Дорогу осилит идущий

«Ни дня без строчки!» так называется сборник миниатюр Юрия Олеши, подарившего нам «Зависть» и «Три толстяка». Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений трактует так эту фразу: «Иносказательно: поэт, художник, ученый должен трудиться непрерывно, не пропуская ни одного дня, чтобы не потерять свое мастерство».

Артур Рубинштейн, выдающийся польский и американский пианист, говорил, что если он не будет упражняться один день, он заметит ухудшение качества своего исполнения. Если он пропустит два дня, это заметят критики. А если он пропустит три дня, это заметят слушатели.

Вообще говоря, мне близок подход, который практикуют многие творческие люди. Они исходят из предпосылки, что с каждой выполненной работой мастерство растет, поэтому не нужно делать работу последовательно, а стоит делать ее сразу целиком, но в несколько итераций. Например, когда пишется объемный текст, не нужно создавать главу, редактировать ее, вылизывать, переписывать, а затем приступать к следующей. Лучше будет написать сразу целиком план, затем — подробный план. Затем — все главы. Затем массово их отредактировать. Потом — вылизать. И приступить к конечной стадии придания блеска.

Однако здесь лежит — для меня — одна опасность. Следуя такой логике вещей, допустимо писать не подряд, Глава 1 — Глава 2 — Глава 3, а работать над самыми интересными и важными фрагментами, оставляя вещи поскучнее на потом. Например, Глава 1 — конфликт из Главы 10 — Финальный эпизод — Глава 2 — Связка в Главе 4 между эпизодами... Мне лично такой подход кажется не слишком удачным, потому что когда пишешь сперва все самое интересное и важное, то в итоге остаешься обязанной написать много не слишком интересного текста. Поэтому я предпочитаю писать от начала и до конца, тем самым лишая себя возможности писать «на вдохновении» самые вкусные эпизоды, конечно, они у меня в голове проигрываются не раз, но как правило, пишу я их уже без ажиотажа. Зато эти самые выпуклые и интересные эпизодики служат мне наградой в промежутках между написанием чего-то более скучного.

Таким образом, трудясь каждый день, я иногда делаю это нехотя, иногда же с большим удовольствием (вдохновение приходит, опять же), но работаю постоянно, и не допускаю даже в самые ленивые и сонные дни перейти к послабляющему режиму редактирования, если в данный момент я занята первоначальной конструкцией текста.

@темы: писательское

11:14 

Книги о том, как писать

Помню, мое знакомство с книгами о писательском мастерстве началось с того, что я увидела в книжном нового автора фантастики — Николая Басова, и купила его роман «Лотар миротворец». Эта книга, сюжет которой я не вспомню даже под прицелом револьвера, покорила меня структурной особенностью: основной роман предварял пролог... Размером если не в полноценный роман, то в повесть точно! «Ну надо же, — сказала я себе, в то время еще не слишком знакомая с длинными эпическими циклами романов, — мало того, что здесь большой роман, так еще и прологом — тоже роман!». Идея длинного предисловия к циклу произведений настолько меня захватила, что я тоже написала длиннющий пролог к громадной эпопее — ведь мое «Бремя чести», по сути, и является прологом к будущей трилогии. Немногим позже я увидела на прилавке опять же книгу Николая Басова, на сей раз не роман, а нечто вроде руководства, озаглавленного «Творческое саморазвитие, или Как написать роман». «Любопытно,» — подумала я, расплачиваясь на кассе. Возможно, какие-то советы Басова отложились у меня на подкорке, но ни одну из его рекомендаций я сейчас не возьмусь пересказать.

Чуть позже мне довелось прочитать книгу... Автора не назову, но называлась она как-то навроде «Как написать бестселлер». Помню только, что среди примеров, тщательно разбираемых автором, были отрывки из горячо любимых мною «Унесенных ветром». Сколько автор ни раскладывал эпизоды по полочкам, становилось ясно: этот анализ был сродни литературоведению, хорошему скорее для препарирования уже существующих романов, нежели для создания своих собственных.

Далее мне в руки попала книга Юрия Никитина «Как стать писателем». В моих глазах Никитин — автор далеко неоднозначный. Он, безусловно, умеет и любит писать блистательные романы-бестселлеры, однако для моих методов его руководство не вполне подходило, хотя несколько бриллиантовых идей я, конечно, подцепила. Так, при описывании сцен не стоит ограничиваться лишь видимой и слышимой частью, важны и остальные чувства: какие запахи вокруг героев, какие на ощупь поверхности они трогают, каковы на вкус те или иные блюда. Весьма спорной представляется мне идея Никитина о роли героини в сюжете. Она призвана выполнять функцию — лакомого кусочка, награды герою, недостижимой цели, нежели полноценного персонажа со своей сюжетной веткой и влияющими на ход событий действиями. Не забудем о том, что Никитин рос в советское время, когда в ходу были производственные романы (кстати говоря, нежно мною любимые). В этих романах, в точности как и описывает Никитин, девушки играли роль приза — самому передовому работнику производства в конце доставалась самая красивая и умная девушка.

Отложив в сторону Никитина, я обратила внимание на Стивена Кинга, «Как написать книгу». До сих пор помню вкусные автобиографические подробности его жизни — например, как в детстве ему прокалывали барабанную перепонку, чтобы вылечить ухо... Бррр! Дрожь охватывает и сейчас, стоит мне вспомнить этот эпизод. Перемежая практические советы подобными автобиографическими вставками, Кинг показал, как именно можно создать напряжение, как описывать те или иные сцены, и как затронуть различные струны в душе читателя. Среди его советов особенно ценными я сочла те, где описывалась прополка текста от лишних прилагательных, наречий и прочей шелухи. Долгое время я придерживалась мнения, что его рекомендации — абсолют, которого стоит неукоснительно придерживаться, но потом, после долгих раздумий, все же пришла к выводу: русский язык устроен иначе, в нем допустимы вещи, которые будут звучать в английском языке откровенно плохо. Дабы отточить стилистику, стоит в данном вопросе прислушаться скорее к мнению Норы Галль и изучить ее труд «Слово живое и мертвое». Также я берусь порекомендовать труд, лежащий несколько в стороне от обсуждаемого вопроса, но представляющий уникальное и познавательное изучение языкознания «Слово о словах» Льва Успенского, вещь, которую можно читать с самых малых лет — и неизменно пополнять багаж знаний удивительными открытиями.

Заканчивая с обзором трудов, посвященных тому, как писать художественные тексты, сообщу, что на очереди у меня изучение труда Александра Митта «Кино между адом и раем». Я читала многочисленные похвальные отзывы об этом труде, и полагаю, что могу взять оттуда много чего интересного. Даже несмотря на то, что книга предназначена скорее для режиссеров и сценаристов, и наш брат писатель может взять оттуда много чего интересного.

@темы: писательское

10:57 

О вдохновляющей музыке

Я уже писала, что для входа в рабочий режим я использовала якорь в виде альбома Агаты Кристи «Ураган». Но для создания определенного настроя при написании сложной сцены иногда может потребоваться более тонкая работа с эмоциями. Для того, чтобы прочувствовать определенную тему (эпическая битва/лиричное признание в любви/высшая точка конфликта/страшный эпизод) можно подобрать определенный микс из мелодий, прослушивание которых и даст столь необходимую настройку.

Для этой цели великолепно подходят классические музыкальные произведения. У Баха, Моцарта, Бетховена и Вагнера можно отыскать музыку, безупречно настраивающую на любой необходимый лад. Среди классики есть и серьезные, глубокие вещи, и легкомысленные зарисовки, и воинственные боевые марши.

Еще более простой путь — вооружиться саундреком из любимого фильма. Например, героические мелодии из «Гладиатора», «Пиратов Карибского моря» и прочих блокбастеров также помогут создать необходимый фон для ключевых сцен. К тому же в них отсутствует или же присутствует минимально текст. Саундтреки от эпичных игр, например, из World of Warcraft (и других мморпг), или Oblivion также помогут с созданием соответствующей атмосферы.

Для поклонников металла (коей я была долгие годы) можно вспомнить такие группы, как Blind Guardian, Rhapsody и Therion, хотя в них и присутствует текст песен.

Главное — не совершить большую ошибку. Дело в том, что когда перечитываешь созданный под определенную музыку текст, начинаешь невольно слышать эти мелодии, они прокручиваются в голове и добавляют сцене градус. Но у читателя точно не будет возможности во время чтения текста слушать ту же самую музыку, что звучала в кабинете писателя. Весь эмоциональный фон необходимо выстраивать в отрыве от услышанного. То же самое можно сказать о вдохновляющих иллюстрациях, например. Как вариант — прослушать желаемый фрагмент перед написанием текста, а потом уже приступать в тишине к работе.

@темы: писательское

10:28 

Бумага и ручка VS Microsoft Word

Когда я начинала сочинять свои первые истории, детские скромные поделки, в нашу жизнь еще не вошли компьютеры. Я брала подаренный папой толстый ежедневник в картонном красном переплете и старательно записывала всякие рассказы. К сожалению, почерк у меня никогда не отличался безупречностью линий, так что разобрать написанное могла лишь я сама, да моя школьная подруга, частенько у меня списывавшая и приноровившаяся различать мои кракозябры. Учительница русского языка и литературы была уверена, что я над ней издеваюсь, столь плох был мой почерк. Зато параллельно рассказкам можно было рисовать иллюстрации к тексту, сочинять целые комиксы!

Когда у меня появился первый компьютер, я поразилась, до чего ровными и красивыми могут быть мои творения. Увидев придуманные слова на экране, я подумала, что именно так может выглядеть и напечатанный лист книги. Любые ошибки стало возможным исправить, просто нажав пару клавиш, тогда как на бумаге приходилось зачеркивать буквы или слова, что придавало листу неряшливый вид.

Со временем писать от руки стало требовать от меня значительных усилий. Если я не старалась во время письма, то строчки летели невнятными загогулинами, а если прилагала усилия, то рука быстро уставала.После окончания института я отказалась от письма вручную. Все, что я нынче пишу рукой — это записи в рабочем ежедневнике (который я отныне использую лишь по прямому назначению).

Все планы, наброски, идеи и черновики я создаю целиком на компьютере. Даже личный дневник — и тот стал в электронном виде (хотя тинейджером я исписала личными записями несколько толстых тетрадей). Со скрипом освоила Эксель — и он стал прекрасным инструментом для работы над сложными эпизодами. Единственное, чего я пока не делаю — не рисую карты, хотя подходящие программы есть, и их требуется лишь освоить. Надеюсь, однажды я преодолею свою лень и сделаю это.

Ах да, и правки в готовый текст мне удобно вносить ручкой на распечатке. иногда меня обуревают мечты взять тоненькое перо или кисточку и освоить искусство каллиграфии, однако лишь для эстетического удовольствия. Работать я предпочитаю, барабаня по клавишам.

@темы: писательское

09:47 

О том, как важен план для произведения

«...планы внутри планов внутри планов...»
«Дюна» Фрэнка Херберта

Когда я только начинала сочинять истории, лет в 11-12, я писала подряд, безо всяких планов и зачастую — без какого-то глобального замысла. Мысли свободно изливались на бумагу (к компьютерам я пришла гораздо позже, и про это будет отдельный пост). Идея расцветала во мне и требовала выхода. Обычно она была сродни яркому впечатлению, основанному на чем-то прочитанном. Я как раз тогда зачитывалась первыми выпущенными на русском языке книгами — Властелином Колец, циклом про Вечного Героя Майкла Муркока и Волшебником Земноморья, и, конечно, DragonLance. Впечатления от прочитанного были столь велики, что требовали немедленноного творческого отклика.

Я начинала и бросала множество «больших романов» — планы и тогда у меня были громадные. Как правило, я стартовала с описания экспозиции, писала пролог, первое большое приключение и... И пасовала. Просто становилось скучно писать дальше, толком не зная, что же будет дальше с героями. Интуитивное продолжение сюжета грозило «провисами» и отходом от основной темы. С одной стороны, фантазия работала на полную катушку. Я была весьма изобретательна, вводила новых героев и старалась придумать какие-то интриги. Но если отдельные эпизоды удавались неплохо, то в целом все оказывалось путанно и не слишком интересно.

Первые попытки написать крупное произведение с планом я предприняла, когда писала первый вариант романа, впоследствии ставшего «Бременем чести». Я исписала большую тетрадку в клетку, самозабвенно придумывая приключения для героев. На отдельном листочке у меня был выписан план, и я старалась ему следовать. Но тут я столкнулась с недоработанностью плана. Например, у меня по порядку следовали два эпизода, между которыми следовал временной провал размером в несколько дней, и я не могла даже предположить, чем же герои занимались все это время.

Писать без плана я не переставала, и много времени посвятила занимательной истории, которая получилась в результате моего увлечения мексиканскими сериалами (напоминаю, речь о 90-х годах, тогда большинство населения России смотрели нечто подобное). Однако просто переживания героев и коллизии в современности мне были не интересны — я верный адепт фэнтези. Поэтому я сохранила интриги, любовные линии, какие-то отдельные моменты — и перенесла в несуществующий, волшебный город. Уже много лет спустя я попыталась возобновить те сериальные потуги, создав «Семеро». Некоторые вещи меня буквально завораживают. Это гладиаторская арена (кто играл в далекие годы в RPG Dark Sun, меня поймет), это маги и их удивительные способности, и, наконец, это идея взросления персонажа, который превращается из бестолкового мальчишки в молодого мужчину. А еще я обожаю мезальянсы — и потому мне близка идея любви какого-нибудь безродного, но очень умелого и храброго гладиатора и высокородной магессы. Конечно, это все найдет отражение в «Семерых».

Вот уже несколько лет я пишу все вещи по плану: будь это новый роман, рассказ или даже маленькая статья по работе. План помогает придать стройность скачущим мыслям, выразить более четко идею, которую я хочу донести до читателей, и расположить фрагменты произведения в безупречном порядке. Чем больше времени я уделяю этапу планирования, тем больше пользы получаю в конечном итоге.

Например, для «Джинна с тоником» я написала два плана: один краткий, с перечислением эпизодов и основными моментами, на которые стоит сделать упор, а второй — развернутый, с подробным описанием каждой важной сцены.

А план по «Шестому роду», второму роману из цикла «Хроники Роналора», занимает больше авторского листа!

Ограничивают ли меня планы в творчестве? Ничуть. Наоборот, составление плана — это один из самых занимательных и креативных этапов создания произведения, в котором полет фантазии практически неограничен. К сожалению, составление плана занимает очень много времени. До той поры, когда все детали головоломки лягут на свои места, и все сюжетные линии найдут интересное завершение, могут пройти недели, а то и больше. Но дело определенно того стоит.

@темы: писательское

15:03 

Работа VS лень

Мне становится горько при мысли о том, сколько времени я потеряла, потакая своей лени и нежеланию трудиться. Прокрастинация доходила до до того, что я годами не писала художественных текстов. Говорят, что писатели — это люди, которые не могут не писать. Я прекрасно могла не писать, забивая дни онлайн-играми, развлечениями и всевозможными забавами. Чувство вины становилось почти невыносимым, я ела себя поедом, но я могла жить и не писать. Или все-таки не могла?

Я преуспела в искусстве отлынивания от работы. Я использовала любой предлог: легкое недомогание, интересную книгу, компьютерную игру... Все, что угодно, лишь бы не писать. Для меня это тяжелый труд. Я не графоманка, самозабвенно исписывающая страницу за страницей. Писать — непросто, и работа эта не слишком приятна. А вот перечитывать написанное я обожаю! Самый вымученный текст, который я писала, заставляя себя складывать слово за слово в предложения, оказывается после перечтения легким и приятным.

Писать легче не станет никогда, потому что заданная планка качества постоянно растет, и каждый новый текст — вызов моим способностям. Я перфекционистка и считаю, что нужно выжимать максимум из текста, подавать его интереснеее и занимательнее с каждым разом.

Для того, чтобы не прерывать работу над первым своим романом, «Бременем чести», я использовала методику регулярности и маленьких ритуалов для включения в работу. Я поставила себе определенну норму, которой хотела придерживаться. Она у меня была что-то около трех эпизодов в неделю. Далее, каждый раз, когда я заходила в файл с текстом, я включала себе музыку. Одну и ту же: альбом Агаты Кристи «Ураган». Альбом проигрывался раз за разом, а я в это время писала и писала. То, что музыка одна и та же, меня не тревожило. К новым мелодиям нужно было бы привыкать, я стала бы вслушиваться в текст песен, и все это ужасно отвлекало бы от работы. У такого метода оказался изумительный плюс. Я редко сажусь за стол с рабочим настроением. Но стоило мне услышать знакомую музыку, как пальцы сами начинали стучать по клавиатуре, я мгновенно входила в рабочий режим.

Это вообще самое сложное — войти в рабочий режим. Он сродни трансу, в нем пишешь и пишешь. Бывало так, что в длинной пробке я доставала нетбук и начинала что-то редактировать или писать, а потом незаметно для себя уходила в работу с головой настолько, что обратно возвращалась уже по прибытии на место, не замечая, что половину дороги писала на скорости 100км/ч, чего я обычно страшно не люблю: монитор трясет, глаза быстро устают...

Однако ритуалы для вхождения в рабочий режим не стоит делать слишком сложными. Чем больше времени занимает подготовка к самой работе, тем выше вероятность от нее отказаться совсем, как от занятия утомительного и непродуктивного.

Возвращаясь в рабочий режим, я определила для себя норму в 10000 знаков в день. Пять — на «Семеро» и пять — на «Джинн с тоником». Я знаю, что мне нужно вернуться к работе над «Шестым родом», там все застопорилось на самом интересном месте и уйма материалов уже подготовлена, но пока что я почему-то не могу этого сделать. Но конечно, рано или поздно я им займусь.

Кстати, уже на следующей неделе я делаю апдейт в «Семерых», уже готовы новые эпизоды. А завтра я расскажу о втором участии в конкурсе. Который стал эпик фейлом, но одновременно — и шагом вперед.

@темы: писательское

11:05 

Вкратце о моем творчестве и планах на будущее

Дабы читатель не плутал в растерянности по Самиздату, раздумывая, что бы почитать, проведу краткий экскурс по тому, что я уже написала, и кратко расскажу о своих планах.

Писать рассказы — для меня забава. Малую форму я никогда серьезно не воспринимала. Читать рассказы люблю еще меньше, чем их писать. Исключение — пожалуй, прекрасный автор-фантаст Нил Гейман. Я люблю читать длинные эпические саги, особенно — в стиле фэнтези. В одном из следующих постов расскажу о своих любимых книжных сериалах. Поэтому рассказов я написала немного. Еще меньше выложены на моей страничке в Самиздате. Как правило, каждый рассказ — это моя дань увлечения какой-либо темой. Например, «Петюня» был написан в традициях советской НФ, а скандальный «Игрушки» был создан под впечатлением от яойных фанфиков.

Самый большой, глобальный проект, который я когда-либо начинала — это эпические «Хроники Роналора». Роналор — это мир, в котором происходит действие. У Роналора богатая история, которой я с вами непременно поделюсь. По замыслу, хроники состоят из множества томов. Сейчас я пишу второй том эпопеи, а первый — «Бремя чести» — в скором времени начну выкладывать на Самиздате.

Второй проект не столь масштабен. «Семеро» задумывались мною как детективный сериал в мире, где смешаны магия и технофэнтези. Планируется, что будет несколько — порядка пятнадцати — постоянных персонажей, которые будут кочевать из книги в книгу. Основная изюминка серии — взаимоотношения великих магов, которые правят в городе. У них есть один большой общий враг, но кто это — большой секрет :) Изначально я завела блог, в котором выкладывала каждый будний день новый эпизод. Однако такая схема работы мне показалась достаточно утомляющей из-за большого количества форматирования, которому приходилось подвергать текст. В дальнейшем я буду апдейтить только выкладку на Самиздате.

Сейчас я вплотную занята совершенно новым для себя видом творчества. Я решила объединить прекрасные традиции чик лит и городской фантастики. Мой новый роман, который я затачиваю специально под публикацию, будет называться «Джинн с тоником» (да, в названии ошибки нет). Он очень легко придумался, легко пишется, и я уверена, что его легко опубликуют. Это не тяжеловесный, в 22 авторских листа, кирпич «Бремени чести».

Параллельно с «Джинном с тоником» я продолжу писать «Семеро». Также я потихоньку хочу начать работу над продолжением «Бремени» под кодовым названием «Шестой род». В блоге я не только буду оповещать о ходе работ над всеми произведениями, но и подсказывать, где можно почитать продолжение. Также в одном из ближайших постов расскажу о том, как важен план для работы над крупномасштабным произведением.

@темы: писательское, обо мне

Волшебные миры Марии Капли

главная